Кувейт глазами ребенка

Для 5-летней девочке, выросшей в Советском Союзе, Кувейт стал раем на земле. Море, сладости и фрукты, постоянное солнце и не угнетенная бесконечными правилами жизнь с играми, прогулками и общением.

1

Первый раз я провела в Кувейте месяц. Фотографии напоминают о том, что был январь – на улице дул ветер и в море я не купалась, только гуляла по набережной в полосатом советском свитере и связанной мамой шапочкой. Брату подарили машинку на управлении и мы как зачарованные смотрели, как она ездит по серо-голубой брусчатке. Да и без машинки было чем заняться – чудные детские площадки с черепахами, морскими коньками-качелями, канатными сетками и цилиндрическими лабиринтами.

В Кувейте мне исполнилось 5 лет и я получила в подарок огромное ведро Lego, хоть более ценным в том возрасте казался набор аптечки 🙂 Единственное, что помню с того вечера, как меня водрузили на стул и поднимали к потолку 5 раз.

Поездка в Дисней-ленд тоже осталась в памяти. Мой детский ум взбудоражила подводная лодка, которая интерактивно ехала по дорогам и морям, транслируя свой путь на экран в кабине в сопровождении дорожной тряски. Тогда я так и не поняла, было это понарошку или взаправду. Дальнейшая поездка на карете через сказочный лес только усилила мои фантастические впечатления.

Illustration1 - final version (transparent background) - resized

2ая поездка в Кувейт запомнилась гораздо лучше. Ведь это были не каникулы, а полноценная жизнь в течении 5 месяцев: я ходила в садик, училась, завела друзей, помогала по дому. Даже бегала в магазин за продуктами, точнее за мороженным – на 1ом этаже дома 🙂

Заваленные сладостями и фруктами полки магазинов для нас сейчас привычное дело. Тогда же это казалось чем-то нереальным. Разведав, где в доме хранятся чупа-чупс и жвачки, мы с детьми втихаря лазили за ними пока взрослые болтали в комнате. Как сейчас помню – на верхней полке кухонного шкафчика.

Помимо сладостей в магазинах, чьи широкие прилавки напоминали Киевский Дом тканей, была куча других диковинок. Взрослые с серьезными лицами ходили по этим магазинам и переводили местную валюту, динары, в доллары по курсу один к трем.

Кувейт очень богатая страна, может даже богаче ОАЭ. Только более закрытая. Туристический бизнес не является частью экономики страны, потому о Кувейте мало кто слышал. Разве что в контекте Кувейстко-Иракского конфликта.

USAF_F-16A_F-15C_F-15E_Desert_Storm_pic.jpg

2 августа 1990 года я проснулась не в 6 утра, как обычно, а в 5. Меня разбудил шум самолетов, которые один за одним пролетели над нашим многоэтажным домом. Раскатистый рев двигателей рассекал небо и просачивался в открытые окна квартиры. В остальном это утро не отличалось от других. О том, что ночью Ирак ввел свои войска в Кувейт мы узнали по пути в садик, когда дорогу перегородили военные в форме и с автоматами… В то время Советский Союз поставлял Ираку оружие, потому иракцы отнеслись к нам дружелюбно.

Кровавых сцен я не видела, но их рисовало мое воображение, услышав истории о том, как иракцы останавливают на дорогах кувейтян, забирают их машины, а при сопротивлении стреляют.

О садике в тот день речи быть не могло. Меня и других детей привезли в посольство, а затем в интернациональную гостиницу, где мы провели день. Остальные дни я сидела дома. Взрослые не впадали в панику, потому и мне было спокойно. Волновали только серость за окном и необходимость сидеть взаперти. Как сейчас помню – сидим мы с бабушкой на кухне, она мне дает молоко с кукурузными хлопьями и отвлекает разговорами. За окном раздаются взрывы, по началу это как игра – мы бежим в спальню за подушками, чтобы закрыть уши. Затем раздается взрыв, от которого так дребезжат окна, что кажется – сейчас вылетят. Тогда было по-настоящему страшно. Позже выяснилось, что бомба угодила в дворец кронпринца, который находился в паре километров от нашего дома.

Хоть мне было 5 лет, я вникала в происходящее и по-детски интерпретировала его. Я поняла, что есть 2 месторождения нефти – одно принадлежит Кувейту, второе – Ираку. Кувейт – процветающее государство, которое свое месторождение умело использует и люди живут благополучно. Ирак – нет, и люди в Ираке живут в нищите. Теперь Ирак вместо того, чтобы развиваться и использовать свое месторождение нефти, напал на Кувейт, чтобы забрать его месторождение.

Википедия говорит, что уровень жизни в Кувейте в то время был одним из самых высоких в мире. Война и оккупация разорила страну, разрушила столицу… Тем не менее через 4 года Кувейт восстановил свое процветание. А Ирак так и остался нищей страной.

Армия Кувейта была ничтожно мала, потому как такового сопротивления не было. В схватку с Ираком вступило США, и я помню, как мы волновались за то, взорвет ли Ирак бомбы вдоль побережья, установленные на случай вхождения американских лодок, или нет. Не вошли, не взорвал.

Связи с миром в те дни у нас не было и родные в СССР переживали, пожалуй, больше чем мы, напуганные новостями из телевизора. Власти Союза вели переговоры с правительством Ирака по поводу судьбы своих граждан. Было решено эвакуировать нас на машинах. По первоначальному плану нужно было ехать через весь Ближний Восток.

Screen Shot 2016-02-07 at 2.50.40 PM

2 недели в Кувейте шла война и вот наступил день эвакуации. Люди брали то, что помещалось в машинах. Огромный кортеж из легковых машин и нескольких фур. Направление Кувейт-Ирак.

Вокруг пустыня и холмы осевшего песка. Ровная прямая дорога, растворяющаяся в раскаленном воздухе. Кроме нас и танков, которые едут на встречу, никого нет. Пусто. Останавливаемся на очередном блок-посту. В машину заглядывает иракец, говорит на английском, улыбается. Я сижу на заднем сиденье и он открывает дверь, чтобы посмотреть. Для меня это был самый страшный момент во всей войне – иракец говорит, какая я милая девочка, а я думаю, что он меня сейчас заберет. Страшно.

Illustration2 -final version.png
Иллюстрация: Олег Петренко

Затем жутко. Мы въехали на территорию Ирака, а пустынные пейзажи не изменились. Помню озеро, на берегу которого хилый сделанный из подручных материалов домик. Дети, одетые в нечто вроде мешка с прорезями для головы и рук, пасут скот. Впечатляющая даже для ребенка бедность… И яркие плакаты политического лидера в блестящей на первый взгляд столице страны.

От Эль-Кувейта до Багдада 700 км. Мы ехали сутки. Я спала, а взрослые бодрствовали, попивая кофе из термоса и напевая песни, чтобы не уснуть. Тяжелая дорога.

На рассвете по стечению обстоятельств одна из машин отбилась от кортежа и свернула с дороги, за ней последовала фура и следовавшие за фурой машины. Так мы оказались бог весть где в Ираке. Пока мужчины отсыпались после бессонной ночи, женщины и дети прогуливались пустынными окресностями в ожидании подмоги. Складывалось впечатление, что в Ираке все так бедны и запуганы, что им не до преступлений. После напряженных суток мы впервые расслабились.

Через несколько часов за нами приехала полицейская машина. Ни телефонов, ни сотовых не было, так что иракцы прочесывали дороги пока нас не нашли. В сопровождении полиции мы наконец-таки прибыли в Багдад и заселились в лагерь: деревянные домики с небольшими комнатами и территорией вокруг. Ютились как могли, было тесно, спали на полу. Женщины и дети отдельно, мужчины отдельно. Хоть было неуютно и неудобно, окружающие не падали духом и искали выход из ситуации. Не обошлось даже без юмора, когда мы, как полагалось в то время, целым коллективом пошли в баню мыться, а оттуда не вышел еще прошлый коллектив, о чем мы узнали, бодренько распахнув дверь.

Переговоры между властями продолжались. Поздно вечером нам сообщили, что правительство Ирака согласилось впустить советский самолет, который заберет нас завтра в Москву! Все были очень рады.

Бабушка рассказывает, как в аэропорту женщины Иракской таможни при обыске снимали золото с советских женщин. Для меня же последний кадр – это взлетная полоса с чуть ли не единственным самолетом и голая обдуваемая сухим одиноким ветром пустыня. В окне иллюминатора…

Так завершилась эвакуация из Кувейта советского посольства глазами ребенка.

Макро процессы, подобные политике и войне, влияют на судьбы многих людей. В Кувейте я собиралась пойти в школу и провести не один год. Война стала одним из тех поворотов, после которого моя жизнь пошла другим путем.

Безответственно полагать, что власть ограничивается личным успехом. Власть не принадлежит одному, а ее успешность определяется благополучием всех, кто от нее зависит.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s